Теги

Короткие платья на выпускной 2013 Милые мелочи Модные длинные юбки 2013 Модные коллекции 2013-2014 Модные куртки женские весна 2013 Модные женские джинсы с мотней 2013 Модные женские леггинсы 2013 Модные женские свитера 2013 Модные лосины 2012-2013 Модные сумки весна-лето 2013 Модные юбки 2012-2013 Модные юбки 2013 Одежда милитари 2013 Ботфорты 2013 Ветровки женские 2012-2013 Гражданский брак Джинсы с дырками 2013 Женские кардиганы 2013 Женские топы летние 2013 Женская мода и стиль Реакция мужчины на неверность женщины САРАФАНЫ ЛЕТО 2013 СТИЛЬНЫЕ САРАФАНЫ - ЛЕТО 2013 Самые модные женские сандалии весна-лето 2013 Свадебное путешествие Свадебные платья Свадебный букет Секс начинается с головы Туфли на каблуке 2013 года Что играет решающую роль в выборе мужчины? Что раздражает мужчин в женской моде Что так привлекает женщин в мужчинах? куртки пиджаки пальто первое свидание привлекать продавать женскую обувь банкетный зал для свадьбы женские шорты 2013 женская обувь запах мужчины запах женщины свадьба совместное проживание

Рекомендую

Для СМИ. Анонсы событий, новости, маркетинг, реклама, пресса.
Трагедия обоего пола – Театр : Афиша

Для просмотра нужно установить Adobe Flash Player 10

На Чеховском фестивале, проходящем при поддержке Министерства культуры РФ и Райффайзенбанка, поиграли представление «Эоннагата» – непривычный план, в каком знаменитая балерина Сильви Гиллем выступает как драматическая актриса, а маэстро прогрессивной режиссуры Робер Лепаж пробует себя в пляске.

Шевалье, вы дама!

Биографию загадочного шевалье д’Эона, служившего при дворе Людовика XV, шпионившего по всей Европе и с легкостью менявшего пол по мере казенной надобности (на английской бирже делались ставки на то, какого он на самом деле пола) можнож бы было именовать куртуазной, пряной, эротичной, какой угодно. Хотя воплощать ее на сцене принялся Робер Лепаж – и ситуация о великом трансвестите доросла до практически катастрофических высот.

Переодевшись в женское платьице, шевалье выведывал секреты императрицы Елизаветы Петровны, в мужском – подсоблял Франции сделать вывод интересный мир с Англией. На закате дней бы должен наваривать на хлеб концертами в цирке, а закончил, точнее, закончила (в старости шевалье звался мадемуазель де Бомон) собственные дни в нужде, в последний раз вызвав шок у освидетельствовавшего ее труп эскулапа – тот выявил у почетной бабушки непревзойденно слепленные тестикулы.

По темам данной замысловатой участи Робер Лепаж сочинил поэтичную притчу о двойственной природе жителя нашей планеты и про то, что в том числе и самый добропорядочный герой не застрахован от унизительной нужды, скабрезных кривотолков и финального вспарывания животика в прозекторской.

Соединив в заглавии фамилия «Эон» и японское «оннагата» (так в театре кабуки именуют актера-мужчину, выполняющего дамские роли), Лепаж позвал в виде партнеров и соавторов балерину Сильви Гиллем и ее хореографа Рассела Малифанта.

Хотя за прошлые 2 сезона «Эоннагата» объездила все генеримыми; площадки, критики но и не сошлись, именовать ее драмой, балетом или же прогрессивным пляской. Есть и те, кто считает «Эоннагату» – шуточкой талантов: Лепаж, дескать, непрофессионально перемещается, для чего Гиллем с Малифантом распевать на сцене дурные песенки о необыкновенном двуполом шевалье, также мрачно.

Мощный, атлетически сложенный Рассел Малифант, являющийся на свет из недр грандиозного кимоно, украшенного дамской головкой – кимоно вспарывается снутри клинком, как бы при харакири; элегантная и рыцарственная Гиллем , в гласе коей (глас данный мы услышали первый раз) различимы ноты железного мужества. Сам Робер Лепаж, убедительный и в роли самурая с древесным клинком, и в виде Елизаветы Петровны: напудренный белоснежный парик, громадный красноватый веер и красноватые котурны…

Есть ли здесь к чему прицепиться, упрекнув артистов в посягательстве на чужую местность? Быть может, и да. Впрочем они обладают чем-то, что разрешает иллюстративному сначала явлению достичь поэтического накала. Не невзначай на память прибывают стихотворные драмы Марины Цветаевой, в каких Анри с такой же легкостью преобразовывался в Генриетту, как шевалье д’ Эон – в тонконогую мадемуазель де Бомон. Привораживающий момент, в каком Гиллем и Малифант пляшут мужскую и дамскую ипостаси шевалье, а позже скрываются, вроде бы растворяясь в зеркале, куда глядится устаревшая де Бомон, принуждает припомнить горьковатые цветаевские строчки: «В теле как в трюме, внутри себя как в тюрьме».

Так вот о нежели, по сути, рассказывает Лепаж. Про то, что неповторимость поз и тугие мышцы когда бы то ни было сменятся таковой вот слишком большой тенью у зеркала. И про то, что, какое количество не совершай подвигов во фамилия отчизны (по Лепажу выходит, тем самым и промышлял), тебя не расценят ну а тем паче – не оплатят.

Черпающий воодушевление в масскульте, не чурающийся и попсы, Лепаж, как обыкновенно, перемешивает в представлении высочайшие и невысокие жанры. Ключевой в участие героя момент – визит Бомарше (драматург, как и знаменито, был и дипломатом), извещающего о погибели Людвика XV, стилизован под прогрессивный ситком. Посланник Людовика XVI выпрашивает у д‘ Эона послания, от которых находится в зависимости участь Франции, и заодно хочет «вручную» выяснить его половую приспособление – под взрыв смеха, записанного на пленку. Шевалье отвечает пощечиной, требуя в обмен бумаг – интеллигентное содержание и вероятность возвратиться на отчизну. А смех на пленке все усиливается.

Лукавый создатель «Севильского цирюльника» проведет д’Эона, отберет и значимые послания, и клинок, и мужское платьице. Против воли облачившись в дамский корсет, он оставит себе только орден – как единственное подтверждение собственной былой отваге. Теснее нескладной матроной в чепце он/она станет размахивать шпагой в цирке, став посмешищем массы. И как-то сама по себе окажется на столе в анатомическом театре. Поверх, раскачиваясь на некотором вселенском ветру, спустится лампочка, 2 эскулапа взмахнут ножиком, изобразят изумление и, стащив с себя резиновые перчатки, замрут приятель у приятеля в объятьях. Притворятся более не для чего: данная ветхая женщина – и это то, что соединяло их мужскую и дамскую сущность.

И следя все театральные удивительные вещи, коими Робер Лепаж обладает как никто иной: вздыхая от восхищения, как скоро в зеркале медлительно гаснут отблеска (дело рук очередного профессионалы – живописца по свету Майкла Халлса ), фигуры Гиллем и Малифанта сами по себе взмывают вверх и подтянутый шевалье в еще один разов как оказалось престарелой дамой, неожиданно ловишь себя на думы, что, на самом деле, о большой Гиллем и ее не ниже прославленных партнерах мы знаем столько-же, какое количество про их герое. Все они заменяют парики, платьица и, может показаться на первый взгляд, саму собственную телесную оболочку с удивительной ловкостью . Хотя кто они, каковы по сути, нежели живут и отчего, непосредственно, громадный зал замирает, бессилен отвести от их глаз – мы не знаем. Как нас информировала однажды Цветаева: пленные духи.


Написать комментарий
Вы должны войти чтобы добавить комментарий.
 
Copyright © 2010 - 2013 All about women Все права защищены |