Свободная волна | информационное агенство

Знаменитый дизайнер Джон Гальяно предстанет перед исправительным трибуналом Парижа и выслушает вердикт за собственные чрезвычайно прямолинейные расистские концерты в каком-то из кафе Парижа…

Как теснее говорилось, Джон Гальяно будучи в превосходном подпитии и накаченный наркотиками сделал прилюдный скандал в каком-то из кафе Парижа, где оскорбил Филиппа Виржитти и его 35-летнюю Жеральдин Блок, обещая сделать им пытки в газовой камере бахваляясь собственной любовью к Гитлеру.

Из-за расистских выражений дизайнер Джон Гальяно был лишен работы из знаменитого модельного здания, где приняли решение не омрачать репутацию в связи дизайнера коему симпатичны гитлеровские способы преследования евреев.

Джон Гальяно по словам стильных изданий ведет двойную жизнь. До заключительного времени он – проэктировщик Здания Christian Dior, и спасибо ему данный Дом ассоциировался не с почетной матроной, а с привлекающей сиреной.

В Жилище Диора Гальяно – “месье Комильфо”: на нем сшитый на заявка диоровский костюм-тройка из черной шерсти, податливая фетровая шапка зло заломлена набекрень, ногти образцово отполированы. Его ателье располагается на роскошной авеню Монтень, как разов над основным бутиком Диора, сам же он занимает древний коттедж.

Назавтра он – Джон Гальяно, проэктировщик личного здания моды, размещенного в помещении былей кукольной фабрики. Одет, как сложный молодой человек, – очень крупного объема шорты и майка, темный берет, здоровый медальон на нагой груди и горнолыжные черные очки в золоченой оправе. Он слушает клубную музыку и прогуливается в спортзал. Не употребляет, категорически отказался от кофе, хотя пачка “Мальборо” у него постоянно с собой.

Джон Гальяно – любимец стильного истеблишмента, 1 из самых авторитетных разработчиков моды во всем мире. Он стал основным проэктировщиком Здания Диора и отдал данному застывшему в собственной респектабельности Жилищу 2-ое дыхание: стряхнул нафталин, внес новую поток, устроил стильным и долгожданным. Реализации растут, бизнес процветает. А на показах в первом ряду – целая галерея звездного неба: от Николь Кидман и Деми Мур до Селин Дион и Кристин Скотт Томас.

В конце минувшего века он направил собственные взгляды к Рф – 1 бутик Диора открылся в Москве в начале ноября 1997 года. Сам Гальяно ни разу тут не был, хотя Наша родина воодушевляет его, и он заявляет, что грезит подъехать. И уже стремление гальяно приостанавливается до неведомого времени в связи суда за его общественные расистские признания.

Абсолютный романтик, грустящий по XVIII веку, он создавал для нынешнего дня. Почитает причуды, нагромождает драгоценности, вышивки, бахрому, аппликации – и вмести с этим сможет скроить несложное платьице так, что данное станет предел желаний. Настоящий шоумен, именитый на весь мир, ему предоставляется возможность с перекрытыми очами обрисовать все тех. тонкости покроя жилета XVIII века.

Гальяно просто был сотворен для Диора сначала поскольку делит его всепоглощающую страсть к женственности. Как разговаривает он лично: “Диор обожал дамскую красу, в следствии этого и в нынешних моделях мы силимся выделить полосы груди, талии, бедер”. Новейший образ барышни Диора – эмоциональный, декадентский, безоглядно романтический. Презрительно поднятый подбородок, ниспадающее каскадом колье из перидота и молочно-жемчужные капли серег. Русалочье платьице, скроенное по косой, – пыльно-сиреневое или же, а может, чернильно-черное, со шлейфом, расписанным лилиями. И как заключительный штришок – головокружительной вышины каблуки. “Данное дама, коя наслаждается собственной женственностью, – одобряет Гальяно. – Мы пробовали предположить, что сделал бы Диор, будь он в добром здравии сейчас”.

Необузданное фантазия – отличительная черта Джона Гальяно. Очерки, наброски, лоскутки тканей – это все станет после этого. Дизайн Гальяно наступает с дамского вида. Такое может быть историческая фигура, героиня романа либо просто плод его воображения. “Меня воодушевляет персона. Я предполагаю, какой была данная барышня, что она носила, что желала бы носить, где жила, кто были ее любовники, – ведает Гальяно. – Быть может она бегала из Рф, как Знаменитая Княжна Анастасия”.

Придуманный им образ принцессы Лукреции образовался из ненароком прочитанной газетной заметки о изыскании останков монаршей семьи, обнаруженных в Екатеринбурге: король Николай, королева Александра и лишь 3 из 5 ребят. Данная ситуация так завладела Гальяно, что он сделал коллекцию роскошных бальных платьев, атласных стеганых накидок и юбок из тафты, которые имела возможность бы носить его фантастическая принцесса-беглянка.

Рабоскрывая над новейшей коллекцией, Гальяно в том числе и заменяет свой стиль, чтоб подходить ее духу. “Одежда – данное прием самовыражения и часть креативного процесса, – заявляет он. – Я преображался то в бизнесмена автомашинами, то в цыгана либо матадора”. Он разговаривает в прошедшем времени, ибо сейчас постарается одеваться нейтрально: “Я давал чрезмерно немало секретов, используя в своем виде отличительные составные части грядущей коллекции”.

Вызвав в воображении дамский образ, Гальяно начинает собирать коллекцию набросков, букинистических картинок, гравюр, цитат, вырезок из ветхих иллюстрированных журналов. Его интересует все: стрижки, пуговицы, вышивка. К примеру, подбор картинок к коллекции “Принцесса Лукреция” – просто хроника ветхой Рф Тут и Петр I в камзоле, и составной части гусарского костюмчика, причем даже наисветлейшею поглядеть кинофильм “Врач Живаго”.

“Но бродить по уличному базару аналогично интересно, как и осматривать древние ткани, – заявляет Гальяно. – В том числе и в случае если я просто хожу с приятелями по клубам – меня данное воодушевляет. Мой приятель диджей Джереми Хили делает музыку к моим показам, ну а в свободное время таскает меня по клубам всей Великобритании”. Кульминацией креативного процесса делается шоу – показ мод и театральное явление сразу. Заместо обыкновенного приглашения любому постояльцу высылают сувенир – к примеру, браслет с подвесками, балетную туфельку, сумку “под леопарда”, – чтоб сходу настроить его на ожидание чего-то необычайного. Потом Гальяно заманивает постояльцев в экзотическое место – такое может быть разрушенный театр, ботанический сад либо парижская кровля, населенные таковыми колоритными фигурами, как танцоры танго, канатоходцы или же индийские раджи.

Гальяно не столько творил образы редкой красы, да и владеет удивительным человечьим магнетизмом, помимо любви ко всему расистскому. Магнетизмом, принуждающим моделей кротко воспринимать от него всевозможные сюрпризы – в том числе и огромная доза прохладной воды перед выходом на подий. А пара из кафе в Париже не оценила расистский магнетизм Гальяно…

Расизм — совокупа учений, в базе которых лежат положения о физической и психической неравноценности человечьих рас и о главном воздействии расовых отличий на ситуацию и культуру.


Написать комментарий
Вы должны войти чтобы добавить комментарий.
 
Copyright © 2010 - 2012 All about women Все права защищены |