Еще не старые калоши. Комментарии : LiveInternet – Российский Сервис Онлайн-Дневников

«Old boot» – так шутливо на британском языке именуют ветхое, ненужное к купанию судно. В российском языке данное звучит, как «ветхая калоша». Как раз так днями нарекли самую вожделенную представительницу слабого пола 90-х, Памелу Андерсон, коя вышла на подий Нью-йоркской недельки моды в собственной униформе – купальном костюме, на данное разов от дизайнера Richie Rich. И, желая, наверняка, возможно дать согласие с тем, что Памеле в еще один разов не ограничиться в отсутствии рифлётки и шабера, из дамской солидарности я проигнорировала бессчетные «Стыдись, Памела» и припомнила слова Германа Гессе о старости: «Как скоро абсолютно подростки с преимуществами их силы и наивности, иронизируют у нас за спиной, обретая забавными нашу томную походку и наши жилистые шейки, мы вспоминаем, как, владея тот же мощью и той же наивностью, хихикали в свое время и мы, и мы решительно не кажемся себе выигранными и побитыми, а довольствуемся тому, что переросли данную ступенька жизни и стали несколько разумней и терпимей». В Русском Союзе, как разумеете, «секса не было», в следствии этого практически поголовно все наши «царицы красы» были актрисами. И мне захотелось понаблюдать, как смотрятся в настоящий момент те, кто из их, предполагаю, «стал разумней и терпимей».

Конечно, почти всем из данных одаренных представительниц слабого пола, актрис, красоток заявлять о старости ещё ой, как рано. И, желая термин «старость» до сих пор не имеет особого понятия, всё ведь, человек традиционно сам умеет характеризовать, стар он либо нет. Сознаюсь, рассуждать на данную тему, как Гессе, мне не хватает навыка – который с течением времени накопит практически любой – и таланта – вот данное исправить сложно – потому разрешу себе еще немного цитат из его маленького творения «О старости». А сопровожу их фото «еще не ветхих калош», собрать которые оказывается делом нелегким – дамы из несуществующей сейчас Державы Советов не пристрастились показывать себя так искренно, как всякие там иностранные «памелы».

Вера Алентова, 67 лет.

Ира Алферова, днями ей исполнится 58 лет.

Наталья Андрейченко, 52 года.

“Старость – данное ступенька нашей жизни, имеющая, как и все иные ее ступеньки, свое личное личико, личную атмосферу и температуру, личные радости и горести”.

Наталья Белохвостикова, 57 лет.

Наталья Варлей, 61 год.

Вера Васильева, 83 года.

Лариса Удовиченко, 54 года.

“Быть ветхим – настолько же великолепная и важная проблема, как быть юным, обучаться помирать и помирать – настолько же почетная функция, как и каждая иная, – если соблюдать условие, что она производится с почтением перед толком и священностью всяческой жизни. Старый человек, коему старость, седины и близость погибели исключительно ненавистны и ужасны, тот же недостойный адепт собственной ступеньки жизни, как юной и мощный,

который недолюбливает свое занятие и ежедневный труд и силится от их увильнуть”.

Татьяна Веденеева, 55 лет.

Лариса Голубкина, быстро ей исполнится 69 лет.

Людмила Гурченко, 73 года.

“Короче разговаривая: чтоб в старости исполнить свое назначение и сладить со собственной задачей, нужно быть согласным со старостью и со всем, что она навевает с собой, надобно заявить ей “да”. В отсутствии данного “да”, в отсутствии готовности отдаться тому, чего же настоятельно просит от нас природа, мы утрачиваем – стары мы или же юны – значение и значение личных дней и врём жизнь”.

Лена Драпеко, 60 лет.

Светлана Дружинина, женщина-вамп из кинофильма «Девчата», в данный момент достойный режиссер, 72 года.

Татьяна Васильева (Ицыкович), 62 года.

“Каждый представляет, что старческий возраст навевает всякие тяготы и что он заканчивается гибелью. Год за годом нужно приносить потерпевшие и отрицаться от почти всего. Надобно выучиться не верить собственным ощущениям и мощам. Путь, который еще не так давно был небольшой прогулочкой, делается длинноватым и сложным, и в 1 великолепный день мы теснее не сможем пройти его. От кушанья, которое мы предпочитали всю жизнь, приходится отрицаться. Физические радости и наслаждения выпадают все реже, и за их приходится все подороже выплачивать. И позже, всяческие недуги и хвори, притупление эмоций, ослабление органов, и всевозможные боли, необыкновенно ночами, нередко таковыми длинноватыми и ужасными, – от этого всего не исчезнешь, данное горьковатая реальность”.

Лена Коренева, 55 лет.

Светлана Крючкова, 58 лет.

Ира Купченко, ей быстро исполнится 61 год.

“Но убого и грустно бы было отдаваться единственно данному процессу кризиса не созидать, что и у старости есть собственные отличные стороны, собственные превосходства, собственные успокоения и радости. Как скоро встречаются 2 ветхих жителя нашей планеты, им идет заявлять не столько о проклятой подагре, о негнущихся долях тела и о одышке при росте по лестнице, ведь и о жизнерадостных и радостных чувствах и эмоциях. А таких большое количество”.

Наталья Кустинская, привлекательная девушка-милиционер из кинофильма «3 плюс 2», 70 лет.

Лариса Лужина, совершенно быстро ей исполнится 70 лет.

Лариса Малеванная, 70 лет.

…”некоторые дары, которые навевает нам старость, у меня есть возможность перечислить. Самый

дорогой мне из их – сокровищница картин, которые носишь в памяти в последствии длительной жизни и к коим, как скоро твоя активность следует на убыль, обращаешься с абсолютно иным ролью, нежели когда-то до этого. Образы и личика жителей нашей планеты, недостающих на земле теснее шестьдесят-семьдесят лет, сочиняют нам фирму, смотрят на нас живыми очами. Здания, сады, городка, теснее исчезнувшие и всецело изменившиеся, мы видим целыми и невредимыми, как однажды, и дальние горки, взморья, которые мы видели в путешествиях 10-ки годов назад, мы вновь обретаем во всей их новой красочности в данной собственной книжке с картинами”.

Марианна Вертинская, 65 лет.

Её сестра, Анастасия Вертинская, 64 года.

Ира Муравьева, 60 лет.

Александра Яковлева (Инесс), 51 год.

“Рассматривание, наблюдение, созерцание больше делается повадкой и процедурой, и незначительно настрой и позиция смотрящего характеризуют все наше поведение. Гонимые желаниями, грезами, желаниями, страстями, мы, как основная масса жителей нашей планеты, мчались через годы и десятилетия нашей жизни, мчались нетерпеливо, с любопытством и надеждами, бурно переживая успехи и расстройства,- а в настоящее время, осмотрительно листая великую иллюстрированную книжку нашей своей жизни, мы изумляемся тому, как великолепно и замечательно уйти от данной гонки и спешки и отдаться vita contemplativa (cозерцательной жизни)”.

Наталья Егорова, экранная дочь Евгения Леонова в кинофильме «Старший брат», 58 лет.

Ольга Остроумова, 61 год.

Ира Печерникова, 63 года.

“Здесь, в данном саду стариков, расцветает большое количество расцветок, о уходе за коими мы до этого и считать не мыслили. Здесь расцветает цветочек упорства, злак добропорядочный, мы делаемся безмятежнее, снисходительнее, и нежели менее делается наша необходимость вмешиваться и работать, тем более делается наша способность прицениваться и прислушиваться к жизни природы и к жизни наших братьев, следя за ее ходом в отсутствии критики и вовсе не прекращая дивиться ее многообразию, порой при участии и негромкой тоскою, время от времени со хохотом, ясной готовностью, с юмором”.

Лена Проклова, 55 лет.

Светлана Светличная, 69 лет.

Лена Соловей, 62 года.

Ну, видите, не всё так ужасно. Данное теснее слова мои, но не Германа Гессе. Скорее всего, данное всё, что мне хотелось прибавить. А, и чуток не пренебрегала, очередная фото в завершении.

Памела Андерсон, 42 года.

Живите безмятежно, не недомогайте и старайтесь ежедневно наслаждаться жизнью, тогда уже делаться «разумней и терпимей» станет абсолютно несложно. Успехи!


Написать комментарий
Вы должны войти чтобы добавить комментарий.
 
Copyright © 2010 - 2011 All about women Все права защищены |