Е.Дьяконов: Там где дымится помойка (из книги Zona.uz) | ЦентрАзия

Е.Дьяконов: Там где дымится помойка (из книжки «Zona.uz»)09:45 10.05.2011

Предупреждение: Этот материал, не рекомендован к чтению, впечатлительным людям и с расстройствами нервной системы

Серж появился в 1968 году в заброшенном крае, называемый Голодная Степь. Из числа целинных территорий раскинулся малюсенький городок Янгиер, Сырдарьинской области Узбекистана, куда с эпизода стройки, приблизительно в 1957 году, свозили ссыльных, зеков, недругов народа, также экспертов – мелиораторов, уголовников и диссидентов. Точно, основная масса парней, сейчас в том числе и не сумеет членораздельно разъяснить, как они разумеют эту науку как мелиорация или же освоение целинных территорий, ну а в русское время данное была очень знатная специальность.

Серж Иваков внук «недругов народа», народный германец с примесями финской крови, его прадеды исходили из старого германского семейства Акст, завезенного в Россию еще в эпоху Екатерины и сосланные в сталинские деньки в Среднюю Азию на вымирание. Его финские корешки исходили от норвежско-финских саамов семейства Эккимелля. Дед по отцовской полосы, капрал финской армии Ивакюлле Эккимель был пленен в 1940 определенных правил был выслан как белофинн в Казахстан, так он и прожил до конца дней собственных в местечке Славянка, Чимкентской области.Бабушка его рыла Немаленький Ферганский канал, с 1941 по 1947 годы, а его 2-ой дед Серж Акст, противник народа, да к тому же германец по национальности, отмотав в «КарЛаге» законный «четвертак», возвратился к семье, где его место теснее наиболее 18 лет занимал иной мужчина. В результате он погрузился до полного скотства, жил в вагончике, спился и помер в месяц до рождения внука, он заменил собственную немецкую фамилию на российскую, чтоб от него отстало НКВД, хотя МВД и КГБ домогались к нему до гробовой дощечки. Истина о сталинских репрессиях заточена под сторожу в архивы на пожизненное сбережение, а а потому правды ты не узнаешь ни разу.

Другая старушка, которую Серж ни разу не видел была одесская еврейка, сосланная в Среднюю Азию в первых числах войны и померла задолго до рождения внука.

Наконец, в 50-е годы прошедшего века, в СССР, жителей нашей планеты кидали в обнаженной степи на выживание, и вовсе не взирая она величалась «Мирзачуль», что в переводе с узбекского, значило Голодная Степь, и она на самом деле была голодная, по следующим причинам тут не было воды и ничего не произрастало, не считая верблюжьей колючки и саксаула. Впрочем за пару лет ссыльные, зеки, неблагонадежные составляющие и недруги народа облагородили данное место и в 1985 году 1-ые жители других стран, посетившие Янгиер, окрестили его «узбекская Швейцария». Вправду райское место, хотя все когда-либо заканчивается и все проходит. Все кончилось в 90-е с приходом эры «Мустаккилизации», о нежели ты представляешь также много, хотя конкретнее, ты прочтешь в томе, «Демократия по-узбекски», руководитель, «Повелитель скончался, да здравствует повелитель».

Кого исключительно не было в «Голодной Степи»!? Российские, украинцы, поляки, молдаване, эстонцы, финны, чеченцы, ингуши, турки, иранцы, таджики, казахи, армяне, азербайджанцы, татары, литовцы, греки и все те, кого русская власть считала «недругами народа», в меньшинстве были узбеки.

Сегодня большое количество сплетничают о деньках «застоя» и у любого своя истина, а правды не представляет никто.

В биографии нашего героя, не было ничего ужаснее молодости, так как районы Янгиера, «СМУ-5», «Шанхай» и «Жилгородок» в каких он возрос, были населены в основном уголовниками рецидивистами, условно-досрочно-освобожденными, наркоманами, алкоголиками и другими отбросами сообщества. А по сему, Серж мальчик из интеллигентной семьи, раньше не судимых опекунов и в отсутствии тюремного минувшего смотрелся там «белоснежной вороной» при этом фактически в прямом толке. Рослый белобрысый мальчуган из числа загорелых, чернявых и узкоглазых жителей, именуемых «шанхайская шпана» с определенными уголовными возможностями, он никак не вписывался в данную картину, что было натуральной предпосылкой множественных инцидентов. Хотя, даже несмотря на данное, Серж не попал в тюрьму до 18 лет, что являлось в «Шанхае» отвагой и жизненной проверкой, потому что почти все его ровесники к эпизоду совершеннолетия теснее отбыли срок в «малолетке», а кое-кто теснее и побывал на зоне. По данной первопричине они не попали в армию, по всей видимости именно это выручило их от Афгана и цинковых гробов, хотя судимость, как «темная ловка» не выручила от иных бед. Они полегли в территорию, хотя не на полях схваток, ну а в огромных разборках посреди 90-х. Сейчас на городском кладбище Хаваста, возможно сыскать благую половину «янгиерских мальчуганов», убиенных былыми одноклассниками или же соседями в стрельбах, поножовщинах и на маевках.

Но весь этот год Серж сильно приятельствовал со спортом, т.к. считал, что времяпрепровождение в подворотне занятием приличным шпаны. Оживляя на берегу рукотворного канала, по берегам которого шатались его ровесники и докуривали «бычки», изнывая от безделья, почти все из их теснее к 12 годам пробовали наркотики и спиртное. Молодые люди в таковых мегаполисах, которых по всему Узбекистану не посчитать, как правило была одержима одной целью, обрести кайф каждый стоимостью и хоть каким приемом. Нюхали пятновыводитель и пили самогон, выкуривали «траву» а также черт понимает что. А еще лакомились зоофилией.

Однажды, Серж, вечерком ворачиваясь домой с тренировки, обнаружил непонятное шевеление в ущелье меж гаражами, нередко применяемый как место для оправления небольшой нищеты, там дети зажали ослицу и принуждали бедное животное. Данное нередкое занятие лентяев в небольших мегаполисах Узбекистана. Ослица, конечно застряв в нешироком месте и поняв собственную слабость, кричала отвратительном возгласом, через немного дней, животное скончалось от голода но и не выкарабкавшись из ловушки. Этот вариант выделяет немало еды для разума и наводит на идея, что расслабляться невозможно, ни у кого и ни разу, по-другому зажмут в закрытом месте, отъимеют как захочут, и кинут подыхать промеж обоссаных автогаражей. Драться надобно практически постоянно и повсеместно, до заключительного вздоха, покуда бьется сердечко. Так подыхают алкоголи и наркоманы, опустившись по животного значения, а позже, отбросив копыта, где-нибудь в развалинах, по аромату, сыщут его разлагающееся тело. Любой сам автор собственной участи, и ты также не плачь, нежели что-нибудь не выходит, нужно сражаться и ничего не страшиться, идти к собственной цели, основное не быть рабом личных повадок, курение, горячительные напитки, наркота.

В 1979 году Серж пришел в секцию гребли на байдарке и каноэ теперь в 1980 они отправились на всесоюзную спартакиаду аква видов спорта в Таллинне. На тот момент их именовали «Олимпийский резерв» державы, в Москве проходила «Олимпиада 80», а мальчишки и девчонки из русской глубинки гонялись на лодках с финнами, шведами, германцами, американцами на лодках, а позже еще остаток лета 1980 года подростки-победители, провели в летнем «Артек» во всесоюзном таборе для т.н. «талантливой молодых людей». На данный момент, как ни разу слишком хорошо, что данные награды были правдивые и получены в спортивной борьбе, в различие от ровесников, которые теснее выкуривали анашу, пили вино и вкусили запретный плод любви, в большинстве случаев, через изнасилование, за что почти все направились в первую ходку на «малолетку».Обычно изнасилование проходило под воздействием горячительных напитков либо наркотиков, благо край благодатный для произрастания каждый дури. В 1983 году в Гулистане был трибунал над категорией школьников за массовое изнасилование, кроме того подсудимые были так пьяны либо обкурены, что они не знали что делали. Представительница слабого пола в пределах 40 лет, была изнасилована категорией молокососов, стоит отметить, что 1 из насильников был ее родимый отпрыск, хотя сам он в то же время ничего не соображал, а взял в толк все содеянное исключительно из протокола милиционеров и сам не уверовал в случившееся. Задолго до суда, его изнасиловали в тюрьме, и он погиб, не прибывая в понимание. Доктор, что зафиксировал погибель, отдал решение, что принуждали бедолагу, по крайней мере 25 человек, хотя понимание он утерял в последствии девятого насильника, а его продолжали принуждать — пока же дышало тело, а через день скончался в тюремном госпитале.

Искусственно засаженный лес, около Янгиера, а не вдаваясь в пространные рассуждения, «лесопосадка» либо «ЛЕСПОСАДКА» на янгиерском диалекте, также было местом досуга районной молодых людей, нередко с пивом, которое брали в разлив в канистру из-под топлива, по 20 или же в том числе и 40 л. за 1 присест. В последующие дни в таковых фирмах непременно появлялась анаша или же водка, хотя попробовать «водяру» либо «пыхнуть наши`» являлось отвагой, а кража – мужеством, а желание к познаниям или же верность к здоровому стилю жизни – стыдом.

К середине 80-х, сменился мэр городка или же еще что-нибудь щелкнуло в агрегате «партии и правительства», а сообща с ним приказало долго жить и профсоюзное начальство, и в соответствии с этим данное был 1 рвотный позыв перед развалом Союза, после этого станция аква спорта закрылась, и все перешли в секцию аква поло, после этого велоспорта.

Но основная катастрофа Сержа, была в ином, дословно до 13 лет его все избивали. Били его, при этом с специальной безжалостностью все кому не лень. Колотили его соседские пацаны за то, что он не так прогуливался по улице или же что у него в кармашке не было средств им на бутылку вина. Колотили за то, что не бандитствовал с ими по вечерам, колотили за то, что не «шестерил» перед старшими и избегал их фирм. Колотили за то, что он не той национальности (фашист проклятый), избивали за то, что он не в том числе они, а от случая к случаю колотили с бухты-барахты из отдыха, чтоб обрести наслаждение или же продемонстрировать собственную мощь над хилым. Наиболее часто Сержа избивали основной массой, т.е. 3 или же четыре юношей, ветше на 5 либо 6 лет, повыше на голову и конечно посильнее гораздо. Положение Сержа усложнялось к тому же тем, что у него не было ни старших братьев, ни приятелей уголовников, сетовать матери было постыдно, основатель был далековато, а почему некоторому, было заступится и он оставался 1 на 1 со собственными недругами и со собственными задачами.

Но и основатель также не очень жаловал Сержа любовью, коль скоро не предусматривать тех факторов, как скоро он порол отпрыска до полусмерти за всякую, в том числе и самую небольшую провинность либо неправильный поступок, за двойки в дневнике, за помарки в тетради, за ошибочно заточенный карандаш и так далее В его понятии, образование ребят содержалось в жесточайшем избиении шнуром от электросамовара либо скакалкой, и позже младенец 2 недельки мочился кровью, и кровавые раны подсказывали о педагогике в семье.

Электрический шнур, скрученный в два раза, при ударе о спину, внахлест, больно впивается в ребяческое тело, оставляя змеевидную гематому, на немного недель. Нередко к основателю, заходил сосед, и они с искренним энтузиазмом разбирали, как гораздо лучше пороть ребят. Как устроить больнее ребенку. Как скоро лучше пороть малыша, перед едой либо в последствии пищи, в общем-то порку, до издержки сознания нужно бы использовать в неотъемлемую програмку субботнего меню. А по-другому, как жить тогда уже? Так как раз деток не пороть, то они обнаглеют и на голову сядут, подчиняться не станут, а коль скоро пороть, то позже ребята «спасибо» произнесут. При слове «спасибо» у Сержа подкатывался сухой ком к горлу и слезы текли из глаз ручьями. Навряд ли кто произнесет спасибо за причиненные мучения, особо в детстве, т.к. ребяческие обиды мы не забываем всю жизнь.

Сможет непосредственно потому Серж так недолюбливал сентябрь, он не знал, отчего все приветствуют подростков с началом свежего учебного года? Ему данное ознаменовалось исключительно с предлогом для порки до утраты сознания буквально. Скорее всего, именном в следствии этого Серж ни разу не колотил личных деток, памятуя при всем при этом как сам стоял на коленях и горько плача просил основателя о пощаде, хотя все было безуспешно. Конкретно основатель, собственной безжалостностью воспитал из него истинного мужчины, грубого, злобного, не терпимого как на данный момент заявляют. Он обучил Сержа вытерпеть боль и вовсе не хныкать, как скоро в горле першит от обиды и скорби, он обучил Сержа не бегать апеллировать, а колотить в морду, а основное он обучил его оценивать испуг, как наибольшее орудие всех деньков и народов.

Запредельная бесчеловечность родимого праотца вынудила Сержа размышлять по-другому и взять в толк, что в всех обстановках и в мире есть единый человек, который способен утопить тебя либо вырвать наверх, данный человек готов споить тебя водкой до издержки пульса или же устроить тебя счастливцем. Данный человек – ты сам и никто другой не имеет возможности быть наиболее может быть полезен тебе или же наиболее послушен тебе, нежели тот, кого ты узреешь в зеркале. В следствии этого вся надежда во всем лишь на самого себя. Аналогично как в истории с изнасилованной ослицей, о коей ты прочел повыше. Приятели когда бы то ни было отвернутся от тебя, супруга сможет скорректировать с прыщавым очкариком из располагающегося рядом подъезда, пока же ты будешь в командировке, предки станут далековато, а родственники имеют все шансы отправить тебя куда подальше. Потому практически постоянно нужно планировать исключительно на себя. Принимая во внимание детство, проведенное в неблагополучном, как в настоящий момент разговаривают регионе «Шанхай», со собственными очень ожесточенными законами и понятиями, все сводилось к очевидной тюремной фразе, «не верь, не опасайся, не требуй». Хотя приблизительно к 16 годам Серж внял очередную фразу «Бей первым», использованную от матерых уголовников, его соседей.

Но основная значение для любого жителя нашей планеты данное жизнь эта Всевышним, посему суицид есть тягчайший грех, а еще грех сдаваться при 1 угрозы не сражаться за жизнь всеми мощами. Так было с Сержем в начале сентября 1975 года, он ворачивался из средние учебные заведения домой, еще первоклашкой он волочил за спиной тяжеленный ранец, не ясно для чего набитый учебниками. Для чего столько книжек, раз детки еще не могли читать и писать? Дорога к жилищу лежала через мост по каналу, косым лезвием камышовых берегов разрезавший городок на 2 неравные половинки. На середине моста стояли четыре молодых людей, данное были, как в данный момент разговаривают «суровые и точные пацаны», все на мопедах, 1 в том числе и на байке. Всем было лет 14 – 16, хотя для Сержа они были гиганты.

Они и лепили из фильтров табака чиркалку на каблуках и казалось ничто не имеет возможности их отвлечь от настолько главного дела. Своего рода шик 70-х поджигать спички о каблук. Сбоку на каблуке крепилась тягучая масса из плавленых фильтров и придавленных спичным коробком, а спички, поточнее заявить СПИЧОНКИ, так на янгиерском диалекте их именовали, стоили в торговом центре 1 копейку за коробку. Хотя носить их принято было безусловно в кармашке, россыпью как сокровище, вперемешку с остальным кладом, который водился в кармашках янгиерской шпаны.

Зажигалка, бензиновая либо газовая была та же уникальность, как летающая тарелка. Хотя были счастливчики, у кого брат работал в Германии, Польше, Венгрии либо Чехословакии, привозили оттуда зажигалки, гламурные наклейки девиц на гитару или же бензобак байка. И конечно привозили «запретный плод», первую порнуху, черно-белые фотки игральных карт.

Так вот, пацаны затормозили Сержа, прям по середине моста: — «Стой, иди сюда! Ты чего же здесь в отсутствии спроса ходишь? Ты что не представляешь, что проход по мосту 20 копеек стоит»? После этого, мальчонку, как Буратино перевернули вверх ногами и вытряхнув все что давало им значение, выкинули Сержа с моста, напрямик в мутные воды канала. Одежда намокла и изменнически сковала тело, а ранец камнем тащил на днище, кроме того мальчик взял в толк, что утопает с первых мгновений, как оказался в воде. Плавать он не мог, а до берега было далековато, метров 50 не менее, под аква толщей сдавило мозг через глаза и уши, а Серж стал глотать воду на глубине метров 5 или же более. Хотя здесь некая мощь поймала его за ворот и растянула на берег, зацепившись за камыши, он вылез на берег и обернулся, около никого не было. В последствии он длинно вспоминал данное вариант, подтверждающий, что в мире есть единый человек, талантливый выручить тебя в хоть какой ситуации, данный человек ты сам. Отсель правда, что нужно практически постоянно трениться на пределе полномочий, чтобы в экстремальный эпизод, вырвать из кармашка спасительную таблетку и выручить собственную кожу от растерзания. При другом развитии событий, из тебя устроят пугало и выставят в музей для обозрения или же натянут твою шкуру на барабан. Так малюсенький Серж обучился плавать.

В голоде и мучениях человек добивается наибольших эффектов, нежели в богатстве, т.к. в изобилии и достатке человек, как хоть какое млекопитающее, деградирует и преобразуется в тупое, боязливое, оплывшее жиром животное, не способное ни к труду, ни к защите. Концом данной ситуации на мосту, оказывается то, что у Сержа была сломана ключица, от падения на воду с немаленький вышины, ремни портфеля с таковой мощью стукнули малыша, что произошел перелом, который медицинские работники заметили исключительно к вечеру. Чувственный шок, притупил боль, а боль, о коей Серж знал все или же многие. Боль, данное единый признак, разговаривающий про то, что ты еще в добром здравии. Коль скоро тебе больно, это превосходно, ибо ты еще не подох.Полюби боль, как себя самого, по-другому она убьет тебя и порадуется.

А вот еще вариант, 1-ые «инциденты с законом» у нашего героя стартовали в 1981 году. Кое-кто не забывает, что в конце 80-х в Союзе была таковая молодежная организация «ЮДМ» или же Молодой Приятель Органов внутренних дел, в случае если просто. Романтика риска, навеянная кинокартинами, потряхивала понимание глупцов, а униформа и возможности ЮДМ выделяла чувство великолепия и преимущества и все это различное. Исключительно воняло от мысли данной стукачеством из 1937 года, благо Сержу было от кого обучаться, как-никак внук «недругов народа» и «фашист проклятый». Хотя но Серж грезил быть или же боевым или же милиционером, драться с преступностью либо оберегать Отчизну, как данное не звучит звучно, хотя так все и было. Хотя мечты рушатся и каждый чмошник в личике соседа или же одноклассника готов обгадить твою мечту разбив стекло в учительской и указав на тебя. Или же как было в его случае. Незамедлительно проговорюсь, что в «ЮДМ» его не брали, из-за…, хотя про это позднее.

Как ты мыслишь, нежели милиция, различается от поллюции? Не представляешь? А я принимаю во внимание, приблизительно этим же наиболее, нежели полиция от менструации.

Подошли к Сержу 3 друга Саша, Ринат и Эдик и учтиво предложили посодействовать им в некоем «главном» им деле. Ну как не посодействовать приятелям, ну а в нежели дело-то?

— «Нам бы нарушителя 1-го задержать и сдать его в ребяческую комнату органов внутренних дел. Давай ты будешь хулиганом, а мы тебя станем тормозить чаще. Нам Эрика (районный участковый) «намерение» поставила – 1 хулиган еженедельно, а где его брать, не знаем». Учтиво предложили приятели и добавили к произнесенному, что решение их конечное и обжалованию не пригодно, при другом развитии событий, они де, скрутят Сержа всем классом и мощью зальют водку в рот теперь на самом деле сдадут ментам. Кроме того, по крайней мере двое знали, что за таковой «подвиг» основатель его, на ремни живьем нарежет. Ну и понеслось… Потасовка, вернее побоище кончилось конечно не в его выгоду, и молодым людям Серж «посодействовал».

Из протокола постановки на учет в инспекцию по делам не достигших совершеннолетия, — «сам типа совершил нападение на патруль ЮДМ также в извинение оклеветал этих неплохих детей. Тем паче почитаемых опекунов». Кончилась данная ситуация абсолютно трагично, Сержа, поставили на учет в ИДН и выпороли здания, до поросячьего визга, как в кинофильме «неуловимые мстители», Лютый порол Данилу.

У «ЮДМ», как на данный момент рассказывается духа не хватало, дабы задержать настоящих хулиганов, Артющика, Галковского, Гарчева, ибо они избивали не по паспорту и незамедлительно на месте, а присутствие формы их не смущало, однако как и наличие истинного сторожа около тем паче. Где в настоящий момент они? Где гроза «Шанхая» — «Кравча», Артур, где Артющики, где «Кролик», где «Артамон», «Малдыбай»? Все пропали. Кого уж нет, а те далече.. Не так издавна, дошла известие, в конце 90-х уничтожили Алана Дзукоева, грех естественно так разговаривать, он данное был крупнейший беспредельщик на нашей улице, которых было еще много. Бунин – «Буня» повесился, не знамо от чего же, Железнов – старший, заявляют, что он единожды головой быка убил, хотя не ведомо где он в настоящий момент, Сариевы сели на иглу почти что всей семьей, да заметно нет их в живых.

Но спорт стал наиболее возлюбленным занятием его жизни но и до сих пор, хотя данное никак не подсобляло отбиваться от районной братвы и приблизительно к 13 годам, еще одно избиение увидел благой человек и вступился за школьника. Представитель сильного пола спортивного телосложения, проворно набил морды всем притеснителям, истина и сам получил по голове. Его фамилия Марс Нилович Абдуллин, тренер по боксу, он привел Сержа в секцию бокса и 2 тренер Валентин Валентинович Антонов устроил из Сержа истинного воина. Тренер по самбо, Сергей Середкин, привил ему верховодило, «Будь и останься готов к неожиданному нападению». Дай Бог самочувствия им всем. Серж стал самым что ни на есть созданием, коим он считается в данный момент, спасибо сиим людям, Серж вынес все тяготы в Афгане, сохранился живой в пакистанском плену у душманов, и прошел горнило тюрьмы и зоны, хотя данное теснее абсолютно иные ситуации, любая из которых благородна отдельной книжки.

В 16 лет Серж начал заниматься борьбой самбо не кидал бокс, в 17 лет он сделал 1 прыжок с парашютом и погрузился с аквалангом на 25 метров, выстрелил из автомата и оружия, знал радио и умел оказывать первую мед поддержка. В 1982 году Серж переехал в Ташкенте, где часто навещал ДОСААФ. Там были инструктора, двадцатилетние ветераны Афгана, которые подсознательно знали, что их питомцы имеют все шансы попасть на войну, а почему постарались уяснить максимально познаний курсантам.

Но пристрастие спортом не прошло бесплатно, и он дошел до той точки кипения, до коей обязался и дойти хоть какой человек и Серж стал заниматься восточными единоборствами, по сей день являясь горячим почитателем боевых искусств, что подсобляло ему немало разов в жизни.

В 1986 году Серж попал на незамедлительную службу в Советскую Армию, а всего лишь через полгода, получив воинское звание сержанта и по «залету» попал в Афганистан, желая в посланиях он длительное время дурачил опекунов, что работал в Германии, так как на конвертах писали лишь номер полевой почты. Участь распорядилась, работать ему в разведке, а конкретно в разведывательно-диверсионном подразделении в должности командира филиалы. В конце 1988 года Серж получил погоны прапорщика и взвод разведчиков-диверсантов. Затем был вновь Афганистан, Таджикистан и операции в Центральной и Северо-Восточной Африке, в последующие дни разрушение Союза и злые 90-е. Хотя про это в иной главе.

Серж Иваков, данное не более чем простой «герой современности», не гламурный педик, не бабник, а обыкновенный мужчина, чье детство прошло на обочине жизни посередине пустыни.

Совершенно светло, что раз брать все неопубликованные заметки творца данной книжки и смонтировать их воедино, то станет немало макулатуры, хотя очевидно не выйдет свежей «Войны и Мира» и нобелевская премия пролетит мимо как слив унитаза. Хотя не из-за премий мы постараемся, все мы когда бы то ни было придет к тому, что нужно взяться за перо и трезво обрисовать фрагменты ситуации, от роду смертельно, называемый жизнью. Просто 1 жизнь выдает все, а иному хрен на лопате. У урезанных жителей нашей планеты, в большинстве случаев, безбрежные способности и напротив. И Серж нередко думал, отчего он таковой мудрый и крепкий лишен этих всех удобств, коими владеют его ровесники? Тогда и к нему в разгар «злых 90-х» к нему пришли «приятели» и заявили дословно последующее:

-«Серый, отправь с нами и бери сам все, что душа пожелает». Благовидно сказано, не так ли? Так, Серж Иваков юный прапорщик запаса, прежний разведчик ВДВ пришел в криминал, в шайку рэкетиров-разборщиков с великий дороги, хотя пробыл он там недолго, Сержа возобновил призвали в армию, хотя теснее консультантом в Центральную Африку, что вполне вероятно выручило ему жизнь, ибо его приятели по «бригаде» давным-давно в могиле. А он вот живой, наверняка, исключительно поскольку не успел устроить никому ничего скверного. Как человек верующий и вежливый в православной христианской морали, он сыскал внутри себя силы не опуститься до значения злодеев из телесериала «Бригада», желая имел с ими немного нелицеприятных контактов.

Но регулярно ему снится то место, где дымится помойка, родимый мегаполис Янгиер там осталось его детство, там, на десерт подавали аппетит, а на лакомство сапожками по морде, ну а в заслугу не ударяли по почкам…

P.S.

Очень охото полагаться на то, что бога психиатры не отыщут у творца данной книжки симптомов мании великолепия, желая он лично утопично считает что все же психически не здоровый человек с определенными симптомами широкой шизофрении.

Добавить комментарий